Худые сообщества и добрые нравы

Этот рассказ написан в сентябре 2002 года. Теперь я даже не вспомню, какой именно случай послужил поводом для написания рассказа. Итак, слушайте…


— Не торопись! Ешь спокойно, — сказала бабушка, заметив, как Никита поспешно заталкивает в рот кусок ватрушки. Вместо ответа мальчик издал звук, похожий на мычание.

— Ты же совсем не пережевываешь пищу, — опять сказала бабушка, пододвинув внуку стакан с молоком. Мальчик быстро выпил молоко, облизал губы и коротко ответил:

— Ребята ждут.

Потом поспешно поцеловал свою любимую бабулю и выбежал на улицу.

— Ох, уж эти ребята! — вздохнула бабушка, откинув шторку окна и проводив взглядом три удаляющиеся мальчишечьи фигурки.

Никита вернулся домой уже под вечер. Вид у него был усталый, штаны порваны, а лицо все испачкано. Бабушка сидела в своем любимом кресле и читала вслух большую настольную Библию. Библия была старая, с пожелтевшими страницами, но Никита любил ее за то, что в ней почти на каждой второй странице была картинка. Еще совсем недавно, листая старую Библию по вечерам, мальчик рассматривал каждую картинку, и если какая-нибудь из них особо привлекала его внимание, то он просил бабушку рассказать о ней или же сам читал о том или другом эпизоде. Вообще, Никитке очень нравилось, когда бабушка рассказывала библейские истории. Но с тех пор, как у мальчика появились новые друзья, он сначала реже, а потом и совсем не хотел находиться в общении с бабушкой, оставляя ее наедине с Библией.

— Не нравятся мне твои новые друзья, — сказала за ужином бабушка.

— Это почему же? — поинтересовался Никита.

— Уж очень они проказные. Думаю, что такая дружба тебе не в пользу. Ты помнишь, как в Библии написано: «Худые сообщества развращают добрые нравы».

— А почему ты думаешь, что я стану хуже? Может быть наоборот, мои нравы им понравятся, и они станут лучше. А на мой взгляд, они совсем обычные ребята.

— Нет, мой дорогой внук, в Библии не написано, что добрые нравы перевоспитывают или исправляют худые сообщества. Но если ты будешь находиться в худых сообществах, то они обязательно развратят твои добрые нравы…

Хотя Никита и защищал своих новых знакомых перед бабушкой, но сам он был о них не самого лучшего мнения. Единственное, что нравилось ему в этих ребятах, что они считались с ним как с равным. Может быть, только поэтому мальчик и дорожил такой дружбой.

Одного из ребят звали Витей, другого – Митей, но по имени они друг друга не величали. Витя прозвал Митю «сомом», а Митя Витю – «пузырем». Почему они дали друг другу такие клички, Никита не знал, но и сам он сразу получил кличку «тюбик». «Из тебя, — говорили ребята, — каждое слово как из тюбика выдавливать надо». В первые дни Никите очень резало слух, когда кто-нибудь из ребят говорил плохие слова, потом он привык, даже находил некоторые выражения забавными. Естественно, Никита ничего не рассказывал ребятам о вере, о Христе – боялся, что засмеют. И так день за днем эта дружба укреплялась, точнее сказать: добрые нравы развращались. Никита уже не обращал внимания на советы и запреты бабушки, в его глазах ребята были героями. И кто знает, чем могла бы закончиться такая дружба, если бы не один случай.

Однажды мальчики сидели на берегу реки и бросали в воду камни, просто так.

— Слушай, Тюб, — вдруг сказал Сом, — давай сегодня под вечер тряхнем один сад, яблок там видимо-невидимо!

— Хорошая идея, — поддержал его Пузырь.

— Зачем мне яблоки? — отозвался Никита.— У меня свои есть.

— Таких, как там, нету, — настаивал Сом, — да и чужие вкуснее.

Никита не хотел соглашаться на это дело, но «дружба» повелевала согласиться с большинством. Он даже не поинтересовался, какой сад так жаждали тряхнуть ребята. Вот уже спустились сумерки, и мальчишки крадучись пошли по улице.

— Вот тот дом, на горке, — приглушенно сказал Сом, указывая на небольшой домик, за которым тянулся богатый сад.

От неожиданности Никита даже остановился. Он прекрасно знал этот сад и любил посещать этот дом, в котором проживал верующий старик Егор. Егор очень любил детей, и когда шел на Богослужение, всегда нес с собой пакетик с яблоками, чтобы угощать ребятишек. За это все ласково называли его «Дедкой». Когда Никита приходил к нему, то Дедка вел мальчика в свой сад и сам срывал для него самое лучшее яблоко. Дедка был опытным садовником, он даже Никиту обучал, как правильно привить яблоню, как формировать ее крону, чтобы яблоня хорошо плодоносила, как рыхлить землю вокруг яблони. Дед Егор очень любил Никиту, видя в нем много доброго. И вот теперь этот самый Никита идет трясти Дедкин сад!

— Нет, — твердо сказал мальчик, — я не пойду.

— Ты что, струсил? — удивленно воскликнул Пузырь. — Да ведь у этого деда даже собаки нет!

— Эй, Тюбик, не упирайся, пошли быстрее, чего тут стоять?

Никита некоторое время колебался, а потом решил: «Не обеднеет Дедкин сад, если мы полакомимся его яблоками, и, забыв о добрых нравах, направился по хорошо знакомой тропинке. Он даже похвалился перед ребятами, что знает, где самая лучшая яблоня стоит…

Никита набил уже полные карманы и теперь складывал яблоки за ворот рубахи, когда услышал тихий знакомый голос:

— Зачем же рубаху рвать? Погодите, я торбочку принесу.

Ребята на мгновение онемели, а потом Пузырь и Сом, которые сидели на яблоне, с треском и шумом ринулись вниз, роняя яблоки из своих карманов. Они как ветер пронеслись мимо Никиты, спасаясь бегством, но Никита от неожиданности даже с места двинуться не мог. Дедка подошел ближе, печально посмотрел на большой сломанный сук яблони, и еще печальнее был его взгляд, которым он окинул Никиту.

— Пойдем со мной, — спокойно сказал он и взял мальчика за руку. Никита повиновался. Они вошли в дом, старик молча указал Никите на стул. Никита сел. Дед Егор долго молчал, а потом медленно стал говорить:

— Я учил тебя, и ты знаешь, что самая большая беда для садовника — это сломанный сук яблони. Он вздохнул, подошел ближе к Никите и продолжил:

— Но для меня сейчас больнее всего, что ты пришел как вор.

В наступившей тишине было отчетливо слышно, как тикали часы. Никита, как будто проснувшийся от тяжело­го сна, не знал, что отвечать. Перед его взором ясно предстала бабушкина комната, большая Библия, бабушка, которая всегда учила его только доброму. Он вспомнил беседу о худых сообществах и добрых нравах. Он понял, что бабушка была права: худые сообщества сделали свое дело. Но что теперь делать, как вернуть добрые нравы?

В тот вечер дед Егор долго беседовал с Никитой, потом они вместе молились, и мальчик был рад, что Дедка застал его в саду. «Так лучше, — думал он, — иначе я вместе с яблоками унес бы из сада тяжелый камень». Проводив Никиту до дома, на прощание Дедка сказал:

— Утром приходи, будем вместе лечить раны яблони.

Галина Шперлинг

Рассказ вошел в книгу «Моя дорогая мама»

При цитировании материалов сайта прямая ссылка обязательна.

Полное использование материалов сайта без согласования с автором, а так же их озвучивание запрещены.

Давайте уважать друг друга.

5 комментариев

  1. Виктория

    Спасибо за ваши рассказы, всегда жду с радостью. Мне кажется ,что я уже все прочитала что были в интернете (перед сном для детей) . Если у вас есть еще рассказы пожалуйста выкладывайте. Очень назидательно!

    • Галина Шперлинг

      Виктория, спасибо что читаете. Рассказы еще есть, буду выкладывать. А также есть несколько созревших рассказов, которые еще не выложены на бумагу, вдохновения, наверное, ждут…

      • Виктория

        С радостью ожидаем, пусть Господь вас Благословит на этот труд!

  2. Очень глубокие и красивые рассказы, каждый как маленький фильм, очень любим их читать и перечитывать перед сном! Спасибо за Ваш труд и посвящение!

    • Галина Шперлинг

      Елена, спасибо. Жаль, что не имею такой способности творить лучше и чаще…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *