Исторический рассказ-пересказ, глава 39 и 40

Приветствую вас, дорогие мои читатели! Долгое время, я не находила в себе сил опубликовать следующую публикацию. Если вы помните, 28 сентября я писала, что наша мамочка находится в больнице? 30 сентября она оставила нас. Мы верующие люди и знаем, что она у Господа, Которого любила всем своим сердцем, а мы еще на земле, мы еще ждем своей очереди. И хотя, мы, три ее дочери, понимали, что ее переход в вечность не за горами, никто из нас не предполагал, что это произойдет так скоро… Не буду много писать о своих переживаниях, мне это трудно, скажу лишь то, что теперь все пересказы буду уточнять и корректировать только из своей памяти. Я и не предполагала, как много вопросов о прошлом возникнет у меня после ее ухода…
У моей двоюродной сестры сохранилась старая фотография моих родителей, этой фотографии приблизительно 53 года. Вторая фотография одна из последних…

Итак, продолжим наш рассказ-пересказ.


Глава 39. Начало войны
Перед войной были времена репрессий: многих хороших людей забирали, как врагов народа. Страдали не только христиане, но и просто талантливые и умелые люди, а доносили на них зачастую из-за зависти. Многих в те злые времена бесследно увез «черный ворон». В список врагов народа попал и Алебастров Михаил, но его не взяли. Кто-то в верхах за него заступился: «Нет, у Алебастрова репутация хорошая: стахановец, незаменимый работник на рыбосушильном заводе, печи новые изобрел… Нам без него никак нельзя».
Часто люди толковали о политике. Обычно Михаил не участвовал в подобных толках – время было слишком смутное. Но вот прошел слух, что Советский Союз с Германией заключил мир на десять лет. В этот разговор и вставил свою речь христианин Михаил: «Непрочный этот мир – жди беды. Всю жизнь эта нация ведет с нами войны, верить им нельзя». Михаила вызвали в сельсовет.
– Вы что это, Михаил Тимофеевич, пропагандируете войну?! – испытующе спросил председатель сельсовета, – Или это в Библии написано?
– В Библии об этом не сказано, но написано, что весь мир лежит во зле, что люди оставили Бога-Творца, не верят в Сына Божия, Иисуса Христа, поклоняются идолам…
– Я никому не поклоняюсь! – сказал председатель.
– Чему-то поклоняетесь, у каждого свой идол… – сказал Михаил, – Это работа сатаны, а он – лжец, пришел украсть, убить и погубить. И еще написано, что будут глады и моры, восстанет народ на народ…
– Ладно, Михаил Тимофеевич, идите домой и никому больше не говорите об этом. Мы заключили мир…
Последнюю фразу председатель сельсовета сказал довольно твердым тоном, давая понять собеседнику, что не стоит оспаривать этот факт. И в этот раз Бог уберег Михаила от беды. Очевидно, председатель очень уважал Михаила, что не донес на него в вышестоящую инстанцию. Тех слов, что Михаил о непрочном мире сказал при людно, было достаточно, чтобы распрощаться со своей семьей навсегда.
Наступил 1941 год. Весть о внезапном нападении Германии на Советский Союз встревожила весь народ. Женщины плакали – у многих в армии были сыновья. И хотя Михаил свое пророчество больше никому не говорил, люди помнили его слова. Иные приходили в дом и с порога бросались ему в ноги:
– Михаил Тимофеевич, ты пророк! Помолись за нас, грешных!
Сначала Мария не понимала, в чем дело.
Михаил поднимал плачущих, утешал их Господом Иисусом и говорил:
– Нельзя кланяться человеку – это грех, я тоже человек. Не плачьте, Господь непосильного не даст.
Вести с фронтов шли плохие, немцы вели наступление, как говорится: шли во весь рост. Поскольку был заключен мир, никто не готовился к войне. Вся молодежь села Залит (а их собралась большая толпа), и Вася Алебастров в том числе, набрали провизии, взяли большие рыбацкие лодки и уплыли в эстонские леса – в партизаны.
Тревожное время настало для всех и для семьи Михаила, он ночами молился в слезах о своих сыновьях и обо всех людях. Вечерами пели, молились, иногда приходили соседи, чтобы утешиться, послушать Слово Божие. Очень часто пели новый гимн, который привез один приезжий брат – он так подходил к настоящей ситуации:

«Что ждет меня, не знаю,
Господь мой это скрыл,
Но твердо уповаю –
Он путь мне проложил!»

40. Детство в Залите, эвакуация
Счастливое время – детство! У Михаила девочки подрастали, летом бегали по бархатной зелени улиц, купались в озере. Озеро начиналось с мели, с восточной стороны от дома, под отлогой горкой был песчаный «язык», длиною метров пятьсот. Видимо, течение реки Великой намывало сюда песок, и это место местные жители называли «ксут». И вот на этом ксуте бегали и плескались дети.
Все лето дети, Женя и Валя, играли с другими детьми на горячем песочке, гоняя по отмели стайки мелких рыбок. Но рано кончилось такое счастливое детство. Война уже где-то грохотала, хотя детей это не касалось. Но вот в 1943 году, в октябре месяце, немцы посетили остров Залит. Им было известно, что вся молодежь ушла в партизаны и что по ночам они приплывали на лодках, набирали продуктов, а также проводили собрания-митинги, поднимая людей с постели. Всем было ясно, что немцы об этом узнают, были и предатели…
Октябрь был солнечный и теплый. Немецкие катера прибыли к пристани. Солдаты ходили по улицам, пуская в воздух ракеты для устрашения людей, а переводчики кричали: «Два часа всем дает немецкая армия! Всем-всем быть на пристани! У кого есть скот, также пригнать и привести для погрузки».
У Алебастровых была корова Лысоха. Михаил привязал к ее рогам веревку и привел на пристань. Там уже грузили испуганные люди свою скотинку. Все были бледные и в слезах. Мария хотела взять с собой ручную швейную машинку, но потом бросила ее в окоп. За девять лет совместной жизни много было чего приобретено: машинку Михаил купил жене и ручную, и ножную; и мебель, и цветы. Окинув взглядом все нажитое, со слезами в глазах, Мария увидела квашню – она, невзирая на людскую суету, пыхтела, и тесто поднималось.
– И хлеба я не успела испечь! – плакала многодетная мама, обнимая своих малюток.
К этому времени у Марии родилась еще одна девочка – Верочка, ей было 10 месяцев.
Выстроив всех на берегу, немцы увидели пеструю толпу пожилых людей, детей младшего возраста и инвалидов. Михаил к тому времени страдал желудком, стоял в толпе с болезненным лицом. Прижимая Библию к сердцу, он смотрел на малых детей и молился.
Немцы отменили погрузку людей до утра, но ночевать велели всем в одном доме. Всю ночь здесь топилась русская печь – женщины пекли на сковородках кокоры (хлеб). Мария тоже сходила домой, принесла квашню и напекла в дорогу хлебов. Улицу охраняли вооруженные солдаты. Утром рано народ пробудили криком, все быстро одевались. Сонные испуганные дети плакали. О, ужас, что было! Молитва к Богу не сходила с уст отца и матери, они взывали к Божией милости.
Шлюпки одна за другой увозили людей на немецкий катер. Он стоял на якоре в отдалении, так как у берега было мелко. Вскоре трюм корабля был наполнен испуганными людьми и плачущими детьми. Все шумели, женщины ругались – у кого-то что-то украли, и одна женщина, обвиняя другую, готова была вступить с ней в драку.
Михаил встал и, возвысив голос, заговорил:
– Люди, успокойтесь, примиритесь! Давайте молиться Богу! Мы не знаем, куда нас везут! Может нас всех побросают за борт, и нам всем надо будет предстать перед Богом!
Но его голос утонул в крике, вопле и плаче…
Тем временем, отчаливший от пристани катер вдруг остановился, все притихли. Люк открылся, и кто-то крикнул по-русски: «Всем на палубу!» Что тут стало твориться с народом! Люди стали с воплем обнимать друг друга, просить прощения: «Прости меня, сватья! Прости меня, кума!» А кто-то кричал Михаилу: «Михаил, ты пророк! Помолись за нас, сейчас нас всех утопят!» И, дрожа, прижимая к себе малых детей, все стали подниматься на палубу. Взоры всех устремились на родное село – оно было в дыму и огне. Можно было различить силуэты бегающих от дома к дому людей, поджигающих село. Немец сказал что-то, и переводчик обратился к толпе:
– Вы своих сыновей отправили в партизаны, кормили их по ночам – вот вам за это – сжигаем ваши дома!
Все заплакали снова. Катер стал разворачиваться, и всем приказали опять занять свои места в трюме. Люди молчали, поглядывали на Михаила. Он встал и, открыв Библию, сказал:
– Люди, дорогие мои соседи, не унывайте! Давайте воззовем к Богу нашему, Который сотворил нас и спасает нас, как наши тела, так и наши души. Он отдал Своего Сына – Иисуса Христа на смерть за нас.
Многие стали креститься руками…
– Я прочитаю вам из Библии…
В руках Михаила была толстая Библия с картинками – подарок священника, у которого он был послушником. Все смотрели то на Михаила, то на Библию. Ее величина уже внушала страх. Михаил стал громко, как позволяло ему здоровье, читать, и народ успокоился.
– Прочитаю из книги Плач Иеремии, 3 глава, стихи с 37 по 40: «Кто это говорит: “и то бывает, чему Господь не повелел быть”? Не от уст ли Всевышнего происходит бедствие и благополучие? Зачем сетует человек живущий? Всякий сетуй на грехи свои. Испытаем и исследуем пути свои, и обратимся к Господу», – Михаил закрыл книгу. – Давайте помолимся!
Все усердно замахали руками, накладывая на себя крестное знаменье, а некоторые смотрели на Михаила и хотели ему подражать – не крестились, а, сложив руки, шептали молитву. Дети успокоились, видя, как все молятся. Женя и Валя смотрели в кругленькое окошечко, вода совсем была рядом. Пока они терли запотевшее окошко ладошками, окошко открылось. Какое удовольствие – коснуться рукой бегущей волны! Детям было хорошо, и разнообразие их развлекало. В детских сердечках и умах не было ни ужаса, ни забот. Те, кто постарше, знали, раз папа и мама молятся – все будет хорошо!
Пароходы подплывали к берегам Эстонии. Был брошен якорь. Пароход остановился, натянули трап – лестницу. На берегу уже встречали немецкие солдаты. Люди тихо ступили на чужой берег. Михаил шептал молитву: «Господи, проложи нам путь…»

продолжение следует

Валентина Михайловна Ефимова

Галина Шперлинг

 

Похожие записи

Исторический рассказ-пересказ, глава 1... Предлагаю вашему вниманию серию рассказов, описываемые события происходят после революции. Это не просто рассказы, это история начала христианского пу...
Исторический рассказ-пересказ, глава 2 и 3... В первой главе произошла встреча Марии с Василием Климиным, человеком, принявшим "новую" веру. Сегодня я размещаю вторую и третью главу рассказа-перес...
Исторический рассказ-пересказ, глава 4 и 5... Продолжаю обзор исторического рассказа-перессказа о моих прародителях... Глава 4. Семья Пеховых Семья Пеховых состояла из шести человек: оте...
Исторический рассказ-пересказ, глава 6 и 7... В последующих главах нашего исторического рассказа, мы коснемся разногласий в учении между православной и евангельской церковями. И пусть читатель при...
Исторический рассказ-пересказ, глава 8 и 9... Итак, православный священник согласился на диспут. Но сегодня, мы не коснемся этих событий, давайте вновь посетим дом Тимофея Петровича. Какие перемен...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *