Исторический рассказ-пересказ, глава 45 – 47

Приветствую всех читателей моего блога. Долгим был перерыв, но я возвращаюсь к следующим главам своего повествования…


Глава 45. Воскресная школа

Алебастровым детям запомнился урок, как нужно слушать слово Божие. Говорил брат-проповедник, а переводчик переводил:

– Пришли две девочки в воскресную школу. Одна девочка слушала внимательно, вникая в каждое слово, и благодать наполняла ее сердечко, – и проповедник взял две бутылочки, и одну из них налил полную водичкой из кувшинчика. – Другая девочка не слушала Слово Божие, не вникала в сказанное, у нее в руках оказалась красивая тряпочка. Мысленно она была дома, там у нее была новая кукла, она в нее еще не наигралась. И хотя она сидела тихо, но осталась пустой, – и проповедник во вторую бутылочку водички не налил. – Так для чего же Иисус вливает свою благодать в наши сердца? – задал проповедник вопрос, и сам ответил на него. – Для того, чтобы мы поделились этим богатством с другими. И вот девочка, с переполненным сердечком, придя домой, нежно обняла маму свою. Она стала помогать ей, спрашивая: «Что еще тебе, мамочка, помочь?» И мама радовалась и благодарила Бога за дочь. А девочка, которая осталась пустой, еще с порога закричала: «Есть хочу!» И мама подавала ей на стол, но девочке все не нравилось. В результате она расстроила свою маму, а сама встала из-за стола и пошла играть в свою дорогую куклу.

Этот рассказ хранится в моей памяти до сих пор… Как важно в детстве понять, что все доброе в наших сердцах – от Бога, поэтому нужно слушать, что говорит Господь, а Он Сам наполнит сердца добротой и послушанием.

Глава 46. Бог не оставит

Директор фабрики свое обещание исполнила, дала Марии с детками квартиру ближе к заводу. И хотя она была без особых удобств, но директор-женщина заботилась о том, чтобы Марии было легче переносить потерю мужа в другой обстановке.

В один вечер, когда все были дома, в дверь тихо постучали.

– Лудзу, лудзу, – сказала Мария, что значит «пожалуйста».

Вошла женщина. У Марии округлились глаза, она узнала в ней одну из эвакуированных с острова Залит. Эта женщина осталась должником Михаилу, он перед самым началом войны сложил ей в долг печку. «Не долг ли принесла? – промелькнуло у Марии. – А зачем теперь?» Но женщина уже пустилась в разговор:

– Здравствуйте! Я вас насилу нашла, уже в паспортный стол сходила и узнала, где вы живете. Мария Тимофеевна, знаешь, я зачем к тебе пришла?

Мария в это время подставила ей стул. Гостья присела

– Я ведь пришла потому, что меня Михаил Тимофеевич послал. Я слышала, что он умер, и как-то совесть меня судила, что должники мы ему, хотя уже все печки и дома сгорели… И вот я вижу сон. Как будто я на небе, и вижу красивое белое здание и дверь, и подумала я: «Войду в эту дверь!» Открываю, а там за большим столом сидит Михаил Тимофеевич, а вокруг него, на столе, все пачки-пачки денег. Он радостно встает, приветствует меня и говорит:

«О, какая радость! Теперь я могу Мане на землю деньги отослать с тобой. Ей там трудно с детками, а я здесь все долги собрал», и он дал мне много денег, чтобы я тебе их отдала.

Слушая ее, Мария плакала:

– Спасибо за добрую весточку от мужа! Это Бог показал тебе этот сон и ко мне прислал, чтобы укрепить меня в вере, и что все Мишины добрые дела пошли вслед за ним, и на детей изольется благословение.

Они вместе попили чаю, поговорили. Эта женщина жила на хуторе, в работниках. Денег, конечно, она никаких не принесла, но принесла она нечто, что укрепило бедную вдову, а именно, что Бог ее не оставит!

Глава 47. Дети – великое богатство

В Латвии в немецком тылу не оглашалось о положении дел на фронте. И многие простолюдины, вроде Марии, не знали, что вскоре все изменится. Советские войска шли в наступление. В один августовский день 1944 года город Мазсалаца был в движении. Все узнали, что немцы отступают. Это было видно по их поведению, все приводилось в готовность. По городу разносились слухи, что сегодня немцы оставят город и будут взрывать мост через реку. Фабрика уже не работала, директор с семьей тоже готовились уезжать. И не только они, все капиталисты (как тогда их называли) уезжали вместе с немецкой армией, они боялись советской власти.

Мария взяла четверых детей и пошла в ближайший хутор, там жила верующая фермерша, у которой была у нее на временном пребывании корова Лысоха. Мария ее не продала, надеясь, что она спасет детей от голода. Эта христианка пользовалась коровкой и каждое воскресенье, приходя в церковь, приносила Марии молоко. Мария, выйдя из города, вспомнила, что она что-то важное забыла дома. Она оставила деток в сухой канаве, около шоссе и наказала им, сидеть тихо и ждать ее, не выбегать на дорогу, по которой уже с большой скоростью проносились мотоциклы, легковые и грузовые машины, наполненные то солдатами, то гражданскими. Старший сын Коля в это время был у своего друга Антона, верующего мальчика. Мария за него не беспокоилась.

Дети сидели в канаве, старшие удерживали малышей, которые то и дело порывались выскочить из канавы на дорогу. Иногда из проезжих машин детям бросали пачки печенья или пряники. Дети подбирали их и кушали. По другую сторону дороги стоял домик, и женщина-латышка, стоя во дворе, смотрела на детей, боясь за них, что они могут попасть под колеса. Женщина перебежала дорогу, взяла маленькую Верочку на руки, а остальным трем велела следовать за ней. Она привела всех детей к своему дому, дала им по куску хлеба с маслом, по чашке молока и, узнав, что они идут на хутор, указала другую тропинку вдоль соснового леса. И дети пошли по ней.

Дорогой они ссорились, плакали, им было тяжело тянуть игрушечную коляску, которая представляла собой самодельный деревянный ящик с железными колесиками. Она цеплялась за выпуклые корни сосен, и дети, выбившись из сил, плакали, поглядывая по сторонам, не идет ли мама. Но мамы нигде не было. А многодетная вдова прибежала к тому месту, где оставила детей и… о, ужас! Их нет, только помятая трава оставила их следы. «Увезли отступающие!» – мелькнула мысль у бедной женщины. Бог допустил ей этот испуг. Чувствуя вину перед Ним, она тут же в канаве опустилась на колени и в слезах возопила к Богу. Но, как по дуновению ветра, стали ей в разум приходить слова, Некто разговаривал с ней: «Ты плачешь, ропщешь на мужа, что он оставил тебя. Я его взял, ты на Меня ропщешь. Вот Я возьму детей твоих, живи одна. Будет ли тебе легко?!» «Господи, прости меня, верни мне деток! Где они? Знаю, что Ты обещал не оставлять сирот и вдов, прости за неверие». И она, встав, быстро побежала по дороге на хутор, но там детей не оказалось. Обратно она пошла по тропинке вдоль леса. Надежда теплилась все еще в ее сердце. Она то и дело останавливалась, прислушивалась. Сосновый лес тихо шумел. Но вот ветерок донес глухой звук плачущего ребенка. «Ах, вот они, идут, плачут. Слава Богу!» И в этот момент она поняла, каким богатством были для нее дети. «Ты прав был, Мишенька, когда говорил, что дети – это великое богатство, подаренное Богом». И она прибавила шагу.

Дети увидели, что из-за поворота к ним навстречу бежит мама. Радости не было границ! Вдруг раздался сильный взрыв, дрогнула земля. Это немцы взорвали мост. Последняя их машина мелькнула на шоссе и скрылась в дымке пыли. Все стихло. В этой тишине были слышны с другой стороны города крики «Ура!» – русские вступали в город.

продолжение следует

Валентина Михайловна Ефимова

Галина Шперлинг

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *