Трудный путь

Рассказ «Трудный путь» был написан в ноябре 2004 года. Тема, воздавай добром за зло, проходит красной ниточкой во всем рассказе. Хорошо, если мы так научены, так поступаем и своих детей этому научим, хотя, это бывает очень трудно. Да поможет нам Бог. Итак, послушайте…


По узенькой безлюдной улочке шла молодая женщина, ведя за руку девочку лет пяти-шести. Они с интересом рассматривали каждый дом, обсуждая все достоинства и недостатки. Больше всего наши путники восхищались богатыми садами, которые были в цвету. Цветущие деревья походили на невест в белоснежном наряде и привлекали к себе человеческий взор. В одних садах они стояли рядами, в других как бы составляли хоровод, а некоторые так утопали в цветах и молодой зелени, что сад был похож на сплошной белый ковер.
– Вот этот дом, номер двадцать пять, – останавливаясь, сказала женщина, – пришли.
– Ой, мама, какой забор каменный, – воскликнула дочь, – от деревьев только верхушки видны. Интересно, красивый там сад?
– А это мы сейчас узнаем, – ответила мать и осторожно повернула ручку калитки. Калитка лениво скрипнула, и они вошли в сад. Сад раскинулся по обе стороны широкой вымощенной камнями дорожки. В глубине его, как на лесной полянке, стоял небольших размеров домик, похожий на сказочный теремок. Под его окнами был маленький пруд с фонтанчиком, а по кругу тесьмой вились цветочные грядки. Но фонтанчик не работал, а грядками этой весной, похоже, никто не занимался.
– Проходите, проходите! – раздался мужской голос, и гости увидели идущего к ним добродушно улыбающегося мужчину.
– Я вас уже поджидаю, – сказал он, здороваясь, и, подав женщине руку, представился, – Петр Андреевич.
– Очень приятно, – ответила женщина, – меня зовут Ольга, а это моя дочь Люси.
Люси при этом смущенно улыбнулась и вложила свою маленькую ручку в протянутую руку престарелого мужчины. Дядя ей сразу понравился. Разговорчивый и добродушный, внимательный к детскому взгляду, он мог расположить к себе любого ребенка.
– А сколько тебе лет, – спрашивал он, – а умеешь ли ты петь? А почему у тебя такие голубые глаза?..
Люси подумала, что если бы она задавала столько вопросов маме, то мама, наверное, уже давно остановила бы ее одной фразой: «Не будь болтливой!»
– А кем работает твой папа? – снова спросил мужчина.
– Мой дорогой папочка на небе, у Господа, – серьезно ответила Люси и взглянула на мать.
– Простите, – коротко извинился Петр Андреевич, – я не хотел ранить вас. И тут же, приглашая следовать за ним, весело заговорил:
– Значит, ласточка моя Люси, ты хочешь купить мой дворец? Признаюсь, что он достоин такой очаровательной девочки, как ты!
Люси промолчала, потому что Петр Андреевич стал рассказывать обо всем, что в доме, и про сам дом. Он все время его хвалил и говорил, что все это делал сам, для себя и своей старенькой голубицы, которой год назад не стало.
– Скоро начнется сезон, – говорил он, – и к морю понаедет много народа. Дом, если вы обратили внимание, находится в пятнадцати минутах ходьбы от пляжа. Чудесное место. И если вы желаете, то комнату на втором этаже можно сдавать отдыхающим, для этого имеется отдельный вход на мансарду, – закончил он.
Дом Ольге понравился, хотя она все осматривала с равнодушным видом. Выйдя из дому, они прошли в сад. Петр Андреевич непременно хотел рассказать про каждое деревце: о его возрасте, плодах, о том, как он его сажал, и какая была погода в тот день, и как деревце чувствовало себя после посадки… Было видно, что этот сад растет в его душе – так он был ему дорог.
– Я вам книжечек оставлю, – суетился он, – почитаете на досуге, как за деревьями ухаживать.
Все осмотрев, продавец и покупатели остановились около дома. Теперь наступил самый важный момент: понравился ли гостям дом и согласятся ли они заплатить, сколько просит хозяин?
– Сколько вы хотите за домик? – спокойно спросила Ольга.
Петр Андреевич назвал сумму и хотел что-то добавить, как вдруг на высокое крыльцо соседнего дома вышла полная черноволосая женщина и громогласным голосом так, чтобы всем было слышно, закричала:
– Эй, Санька, иди-ка сюда! Наш сосед на свою старую развалину покупателя нашел.
И, обратившись к Ольге, с усмешкой спросила:
– И сколько же он с вас, барышня, содрать пожелал?
В это время за спиной женщины открылась дверь, и на крыльцо вышел Санька, очевидно, ее муж. Лицо мужчины было заспано, волосы взъерошены.
– Не покупайте этот дом, мадам! – как по команде крикнул он Ольге. – Не стоит он того, не покупайте!
Петр Андреевич в бессилии опустил руки, и живой огонек погас в его глазах. Он опустил голову и спросил гостей:
– Может быть, пройдем в дом и там все обсудим? – и добавил глубоко разочарованным голосом. – Если желаете…
– Желаю – коротко ответила Ольга и, взяв Люси за руку, направилась к дому.
– Так уже не первый раз они поступают, – огорченно начал Петр Андреевич, – отпугивают покупателей.
И, предложив гостям присесть, продолжал:
– Они хотели купить у меня дом для своей дочери, но только за половину стоимости. Говорят, что денег у них больше нет. Ну, а я-то почему должен продать дом за полцены, если у них нет денег? – и Петр Андреевич беспомощно развел руками.
– Не волнуйтесь, – сказала Ольга, – я куплю ваш дом и заплачу вам за него, сколько вы запросили.
Лицо мужчины просияло, а Ольга добавила:
– Он стоит того.
Потом, подойдя к окну, в раздумье произнесла:
– Надеюсь, мы не будем врагами с нашими соседями. Бог мой, Которому я служу, учит нас приобретать таких людей, делая им добро…
– Да нет же! – пламенно заговорил продавец, – они вообще то хорошие люди: всегда были приветливы ко мне и моей супруге. Но их просьбу я не смог удовлетворить. Вы же понимаете: половина цены – это же смешно!
Петр Андреевич наверное продолжил бы свою речь и поведал бы всю историю сполна о знакомстве с соседями и их жизни, радостях и горестях, но Ольга остановила его:
– Давайте, поговорим конкретно о сделке. Мой контейнер с мебелью уже в пути и мне не хотелось бы затягивать этот вопрос.

Много ли нужно человеку для радости? Нет, совсем немного. Хотя радость земная кратковременна, мы, люди, не пренебрегаем ею, а наоборот – дорожим. Сбывшаяся мечта, успешное дело или доброе слово вовремя, и душа утомленного человека расцветает, как цветок, на который приятно смотреть. Но чтобы омрачить эту радость, нужно еще меньше. Порой бывает достаточно одного грубого слова, гневного взгляда, и перед человеком меркнут яркие краски, а минуты радости сменяются часами и днями уныния…
Густые вечерние сумерки потушили последние лучи заходящего солнца. У открытого окна, при свете настольной лампы, сидела Ольга над раскрытой Библией. На мгновение она отвлеклась от чтения и, смотря в темноту, погрузилась в свои размышления. С тех пор, как она въехала в этот дом, прошло два месяца. Много усердия и труда было приложено, чтобы все благоустроить. И Ольга видела во всех своих делах помощь Божию. Дом и сад преображались день ото дня, и каждое сделанное дело радовало глаз. Все было прекрасно, но… добрые отношения со своими соседями Ольга наладить так и не смогла. И это огорчало ее. Альбина, так звали соседку, даже смотреть на Ольгу не хотела. На доброжелательное приветствие она небрежно бросала грубые фразы. А однажды утром Люси обнаружила большую кучу мусора в саду, которую Альбина перебросила через забор. Ольга не стала бранить своих соседей. Она, молясь, чтобы Бог дал ей кротости, пошла убирать мусор. Здесь были грязные пакеты, пустые консервные банки и пищевые отходы. Убирая, Ольга слышала, как из открытого окна соседнего дома доносился приглушенный смех. Это было унизительно. Теперь, желая досадить, Альбина постоянно выбрасывала свой мусор в соседний сад, а Ольге и Люси приходилось все это убирать вновь и вновь.
Очнувшись от своих раздумий, Ольга закрыла Библию и склонилась на молитву. Трудно ей было молиться за своих обидчиков. Но в своей молитве она просила Бога о помощи и верила, что эта помощь придет в свое время.
Утром за завтраком Люси сообщила маме:
– Я уже ходила в сад, там опять мусор лежит. – и, не дождавшись ответа, спросила. – А почему бывший хозяин не построил высокий забор от таких соседей?
– Не знаю, – вздохнула Ольга, – наверное, он их любил.
– Любил? А я не хочу их любить, – чистосердечно призналась Люси, – потому что они злые.
– Иисус хочет, чтобы мы любили всех: и злых, и добрых, – ответила мать, – Бог любит всех, и мы должны.
Люси задумалась:
– А что будет, если я их не буду любить? – спросила она.
– Если ты не будешь любить, – стала объяснять мама, – ты не сможешь прощать. А Бог говорит, чтобы мы всех прощали, как Он простил нас. А кто не будет прощать, тому и Бог не простит согрешений его. А еще, кто не умеет любить, сам становится злым…
Очевидно, эти слова произвели на девочку впечатление, потому что она закончила свой завтрак в молчании. После завтрака Ольга направилась в сад. Она решила не просить Люси помогать ей в уборке мусора. На этот раз ночной ветер разметал клочки бумаги по всему саду, и Ольге пришлось потратить немало времени, чтобы все убрать. Тем временем Люси, предоставленная самой себе, пошла к цветникам и стала срывать самые красивые цветы, собирая их в букет. «Буду всех любить, как Иисус, – размышляла она, – тогда и Он меня всегда любить будет». И, не сказав ничего матери, с букетом в руках вышла за калитку. Она направилась к дому соседки, которую еще за завтраком не хотела любить. Подойдя к воротам, девочка попыталась открыть калитку, но та оказалась заперта. Люси подняла голову и, увидев звонок, позвонила. Несколько минут спустя, калитку отворили, и перед доверчивым наивным ребенком предстала грозная хозяйка. Люси на мгновение оробела, но, набравшись смелости, тихо сказала, протягивая женщине цветы:
– Это я для вас сделала букет, возьмите…
Альбина почувствовала, как вся ее внутренность вскипела от гнева. Она так хотела, чтобы ее новые соседи учинили ей скандал за ее проделки. Но они были на удивление терпеливы, и их кротость вызывала у Альбины раздражение. И вот теперь перед женщиной с огрубевшим сердцем стояла девочка, в глазах которой светилась чистая невинная душа, и протягивала ей цветы…
Каждый человек выбирает свой путь сам. И от того, каким путем он пойдет, зависит его будущее. Если человек выбирает зло, то зло будет сопровождать его везде. Если же он откликнется на зов Господа и примет в сердце Божий мир, то этот мир наполнит его жизнь. Что же касается Альбины, то она не пожелала избрать мирный путь. И в следующий момент все произошло так быстро, что Люси не сразу оценила ситуацию.
– Противная девчонка! – злобно выкрикнула она. – Мне и так от вас нет покоя, а ты еще смеешь докучать мне!
При этих словах женщина выхватила цветы из рук девочки и с гневом, бросив у своих ног, стала яростно их топтать. Испуганная Люси не стала дожидаться развязки событий. Она метнулась к своему дому, как к убежищу, и вскоре скрылась из вида. Нужно ли описывать чувства, нахлынувшие в ее душу так внезапно? Обида, страх и горечь перемешались в детском сердце, а к горлу подкатил ком. Долгое время Ольга не могла успокоить свое дитя: Люси все плакала и плакала. А что могла сделать мать? Только утешать и просить Бога о защите и помощи. «Неужели невозможно, – думала она, – проложить путь к сердцу этой женщины. Для меня она как неприступная стена…»
Не знала молодая христианка, что такая возможность ей вскоре представиться и Бог испытает ее сердце сполна.

Медленно падали и кружились, осенние листья. Бушевавший ночью ветер утих, и осеннее утреннее солнце предвещало о хорошем дне. По дорожке городского парка торопливой походкой шла Альбина. Лицо ее выглядело усталым, взгляд страдальческим. Женщина то и дело поправляла наспех накинутую на голову шаль, прижимая ее к щеке. Причиной ее страданий была зубная боль, не давшая ей уснуть в эту ночь. И теперь Альбина торопилась в лучшую клинику города, чтобы получить незамедлительную помощь. Альбина не считала себя богатой, но, когда дело касалось красоты и здоровья, она предпочитала обслуживание высокого уровня и не считалась с затратами.
Войдя в просторное фойе клиники, она направилась к стойке администратора и умоляющим голосом стала просить, чтобы ее без записи приняла врач Лебедева. Напрасно молодая девушка пыталась убедить Альбину, что у Лебедевой нет свободного времени и предлагала ей другого врача. Нет, Альбина желала попасть только к Лебедевой, потому что много слышала о ней как о прекрасном специалисте. Наконец девушка сдалась и, заведя на нового пациента карточку, пошла просить врача принять неотступного больного.
– Ольга Викторовна, – робко начала она, входя в кабинет, – здесь одна дама пришла с острой зубной болью и настойчиво просит, чтобы ее приняли именно вы.
И девушка робко положила карточку на стеклянный столик врача. Ольга тем временем увлеченно полировала пломбу сидящему в кресле пациенту. На мгновение она отвлеклась от своей работы и, не зная, что ответить на просьбу, взглянула на карточку. И вдруг на ее лице промелькнуло удивление. Слегка подавшись вперед, Ольга, как будто не веря своим глазам, вновь прочитала адрес и фамилию. Нет, она не ошиблась: «Улица Загородная дом двадцать три, Тимошенко А.И.» Сомнений не было: Альбина пришла как пациент и желает, чтобы Ольга лечила ее зубы. Но почему?
– Катенька, – смущенно улыбнувшись, ответила Ольга девушке, – а может быть, другой врач примет ее?
– Я не смогла ее уговорить, – вздохнула Катенька, – она говорит, что вас все хвалят, поэтому она хочет только к вам.
«Значит, – промелькнула у Ольги мысль, – она не знает, что просит помощи у своей соседки». И, немного помолчав, сказала девушке:
– Ну, хорошо, я приму ее, только любезно попроси ее немного подождать.
Катенька поторопилась сообщить ожидавшей женщине добрую весть. Девушка и не подозревала, что задала Ольге Викторовне трудную задачу. «Вот теперь самое время платить добром за зло», – думала Ольга, машинально делая запись о проделанной работе. Но, испытывая свое сердце, не находила в нем той любви, о которой всегда говорила дочери. Она знала, что по-человечески невозможно любить врага, но Бог может дать Свою любовь, и любовь эта приведет к примирению.
– Марина, – обратилась Ольга к медсестре, которая работала с ней, – принеси мне, пожалуйста, шапочку для волос.
Марина, никогда не задававшая лишних вопросов, принесла шапочку, и Ольга натянула ее до самых бровей. Такие бумажные одноразовые беретики носят медики, чтобы волосы не мешали в работе, особенно в операционных, где нужна стерильная чистота. Следующей необходимостью Ольга посчитала снять бейдж-табличку с нагрудного кармана своего халата. На нем красовались не только фамилия и имя, но и цветная фотография, которая могла выдать Ольгу. Попросив медсестру пригласить Альбину, Ольга надела свою маску, которая скрывала нос, рот и подбородок. В таком виде Альбина и застала своего желанного доктора-стоматолога – одни глаза. Могла ли она узнать эти добрые глаза? Ах, если бы она когда-нибудь смотрела в них раньше, то, может быть, и узнала бы. Альбина для вступления сделала Ольге несколько комплиментов и только потом стала рассказывать историю о своем больном зубе. Некоторое время Ольга, выслушивая Альбину, старалась определить, догадывается ли та, к кому на лечение она попала. Но, видя непринужденный тон, Ольга вскоре успокоилась и приступила к своей работе. Осматривая пациентке рот, она старалась говорить как можно мягче и ласковее, хотя и говорила тихо.
Не буду описывать всю процедуру лечения у зубного врача, только замечу, что само лечение для Альбины было приятным, и она осталась весьма довольной. Записавшись на лечение еще раз, Альбина ушла, а Ольга осталась погрузившись в свои раздумья.
Вечером перед сном Ольга вновь молилась Богу о своей соседке. Но большее усердие в молитве она прилагала о себе, о своем сердце. О, какой это был трудный путь! Испытывая себя, Ольга находила, что ей все же трудно все простить, а это означало, что она не имеет достаточно любви Христовой.
На следующее утро Ольга и Люси, выходя из дома, увидели новую кучу мусора у себя в саду. На этот раз Ольга совсем не огорчилась, наоборот, даже обрадовалась такому повороту событий. Пусть ее соседка не знает до времени, какого врача она выбрала для себя.
На следующий прием Альбина пришла с цветами. Надо отметить, что ее цветы пользовались в городке громкой славой. Недаром в сезон цветения к дому Альбины то и дело подъезжали дорогие машины. Альбина умела составлять красивые букеты к любому торжеству и имела от этого хороший доход. И вот теперь маленькая композиция из цветов украшает Ольгин кабинет, невольно напоминая ей о том букете, который эта женщина растоптала в приступе ярости.
Альбина, сидя в кресле, вела с Ольгой непринужденную беседу. Ольга не торопилась приступать к лечению, она умышленно отвела этой пациентке больше времени.
– Вы непременно должны прийти ко мне в гости, – говорила Альбина, – я вас приглашаю. Я покажу вам мои цветы. Мои цветы – это моя гордость.
– Да, да, – улыбалась в маску Ольга, – как-нибудь я обязательно к вам зайду…
Постепенно, в ходе разговора, Ольга начала испытывать симпатию к этой женщине. Лицо Альбины сейчас не казалось суровым, глаза улыбались. Ольга не ожидала, что найдет в ней приятную собеседницу. Одним словом, это была не та Альбина, которую знала Ольга до сих пор. Эта женщина становилась все ближе и ближе ее сердцу.
Альбина искала и нашла причину, чтобы посетить кабинет стоматолога в третий раз. И снова она принесла цветы. Этот букет был совсем не такой, как прошлый. Он был составлен в другом стиле. Ольга даже не знала, как называются цветы, которые Альбина использовала для букета.
В этот третий визит, Ольга была особенно внимательна к Альбине и закончив свою работу, сказала:
– Я очень рада, что вы выбрали именно меня. Я от всей души старалась сделать для вас все необходимое…
– Вы просто ангел! – прервала, было, Ольгу Альбина.
– Нет, послушайте, – остановила ее Ольга и положила свою руку на руку Альбины, – я хочу, чтобы вы поверили мне, что я не имею на вас зла. Более того, я полюбила вас как свою мать. Это был трудный путь, но Бог помог мне в этом…
При этих словах она сняла с лица медицинскую маску и бумажную шапочку с волос, без которых не обслуживала Альбину. На мгновение смутившийся взгляд Альбины замер, потом она густо покраснела и, рывком выпрыгнув из кресла, бросилась к дверям. Как вихрь Альбина пронеслась мимо испуганной Катеньки, чуть не сбив на своем пути какого-то мужчину. Всегда невозмутимая Марина в удивлении вскинула брови. Она в общем-то не поняла, что произошло. Ее беспокоило только то, что пациентка не заплатила за лечение.
– Не волнуйся, – успокоила ее Ольга, – я оплачу за нее.

* * *

Долго не могла прийти в себя смущенная Альбина, наконец она решила: «Пойду, буду просить прощения у Ольги, слезно буду просить. Я виновата перед ней и перед ее девочкой». В этот вечер Альбина срезала все свои цветы в саду – свою гордость – и до самой поздней ночи составляла из них прекрасные букеты. Рано же утром на следующий день, она прошла в сад своих соседей и, насаживая на небольшую палочку букет, втыкала эти палочки по всему саду. Когда же утром Ольга откинула штору, ее глазам предстала прекрасная картина. Осенний сад, залитый утренним солнцем, был украшен цветами. Люси в восторге выбежала на улицу и, бегая от букета к букету, громко восхищалась и смеялась своим заразительным раскатистым смехом. Спустя час или два, Ольга и Люси увидели вошедшую в калитку Альбину. Она нерешительно ступала по дорожке, ведущей к дому. Пройдя несколько шагов, она остановилась, как бы ожидая приглашения, и Ольга поспешила пригласить ее войти. Трогательным было это примирение. Альбина плакала, просила прощения так, что Люси стало ее очень жаль.
– Вы говорили, что вам помог ваш Бог. Я тоже хочу иметь такого Бога. Хочу, чтобы Он научил меня любить и прощать. Вчера я видела Его в ваших глазах, когда вы говорили со мною. Скажите, примет ли Он такую грешницу как я?

Галина Шперлинг

Рассказ не вошел в книгу «Моя дорогая мама»

При цитировании материалов сайта прямая ссылка обязательна.

Полное использование материалов сайта без согласования с автором, а так же их озвучивание запрещены.

Давайте уважать друг друга.

Один комментарий

  1. спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *